Назад ко всем статьям

Сто вопросов взрослому

Мало кто догадывается, что родители, которые гуляют по парку и терпеливо отвечают на вопросы своих умников и умниц круглосуточно работают «детскими университетами».

Хозяин считал Сонины вопросы глупыми,
хотя ни на один из них не мог ответить. 
– Глупый вопрос. – говорил он. 
– Сахар сладкий потому, что это сахар. Понятно? 
– А если бы он был солью? – спрашивала Соня.

Иван Иваныч сердился и ничего не отвечал. Но чем больше он не отвечал, тем больше у Сони появлялось вопросов.

Андрей Усачев «Умная собачка Соня» 

– А через час – это долго?
– Стрелка часов – почему она движется медленно?
– Что такое «ну-ка»?
– В слове торт две буквы т?

Недавно я прочитала, что по данным социологических исследований дети задают родителям около 300 вопросов в день. Цифра показалась настолько внушительной, что захотелось проверить, так ли это на самом деле, и я задумала с утра до вечера отмечать каждый вопрос ребенка. Но сбилась на одном из первых. «Почему Земля твердая?» – поинтересовался за завтраком мой пятилетний сын. Выяснение ответа потребовало времени, чтобы открыть нужный раздел в энциклопедии и наглядно показать строение нашей планеты. А потом нас закружил дневной круговорот, и я махнула рукой на эксперимент. Потому что выбор был: считать вопросы или на них отвечать.

Это лето мы с сыном проводим вместе в формате 24/7. Погода радует, мы много гуляем и ездим куда глаза глядят, поэтому вопросы об окружающем мире с периодичностью раз в три минуты поступают в мой импровизированный колл-центр, только успевай отвечать.

– Если я съем два мороженого плюс еще два и еще два – сколько получится?

– Мама, как увидеть воздух?

– А когда человек ныряет в реку, чем он дышит?

Когда кто-то удивляется, от чего можно устать, проводя целый день ребенком, хочется открыть глаза на правду. Авторы этих слов, похоже, совсем не догадываются, что родители, которые гуляют по парку и терпеливо отвечают на вопросы своих умников и умниц (те одновременно откусывают от сладкой ваты, балансируют на бордюре и интересуются, чем стрекочет кузнечик) – так вот, все эти родители круглосуточно работают детскими университетами.

Точно такими же, как мультсериал «Фиксики» и книжный шкаф с любимыми историями, ближайшая песочница, она же кладезь полезных сведений от ровесников, и журнал с головоломками, которые проходятся по три раза минимум, чтобы убедиться: я понял, как решить эту трудную задачку. Дети впитывают информацию отовсюду, а время почемучек – самый «голодный» на знания период. И град вопросов – безусловно, хороший знак, показатель любознательности и тяги к изучению мира. Взрослый, который становится невольным справочным бюро, на самом деле должен быть польщен, ведь дети выбирают в учителя тех, кому больше доверяют. Кто не отбрыкивается от вопросов, не называет их глупыми, не отшучивается фразами в стиле «потому что потому все кончается на у» и не подсмеивается: «мал ты еще, чтобы понять». А наоборот, внимательно выслушивает и дает понятный ответ.

Если нервничать и уходить от объяснений, ребенок в конце концов начинает стесняться спрашивать. И в следующий раз, если возникнет проблема, отправится искать другой источник знаний. Поэтому выход один: отвечать на сотни вопросов в день и держать в голове некоторые особенности общения с почемучками. Большой опыт бесед с любопытным ребенком, помимо воспитания непоколебимого дзена, научил меня нескольким вещам:

Торопиться с ответом не обязательно. Если вопрос сложный и интересный, лучше не бросать первое, что приходит в голову, а взять паузу, отвлечься от дел и подобрать слова, не печатая одной рукой сообщение в социальной сети (да и думать легче, когда сосредоточен на одном).

Не всегда нужно углубляться. Когда трехлетний ребенок спрашивает, откуда он взялся, он не ждет подробных анатомических терминов или сексуального просвещения. Ему нужен конкретный ответ. Поэтому иногда достаточно объяснения «ты рос у мамы в животе, а потом родился». Все-таки лучше разговаривать с детьми на одном языке, помня о том, сколько им лет, и что есть темы, которые будут раскрываться по мере роста.

Ответ можно найти методом мозгового штурма. «Как невкусное сделать вкусным?» – спросил мой сын. И получил предложение подумать вместе. Мы выдвинули несколько версий: из кислой клюквы можно сварить сладкий морс, а сырой картофель станет съедобным, если его пожарить. Творог из магазина не очень нравится, зато, если приготовить из него сырники, получится любимая еда. И так далее. Задавать встречные вопросы – значит, мотивировать ребенка на размышления и самостоятельный поиск ответа. Только будьте готовы, что, отвечая вопросом на вопрос, вы спровоцируете волну новых мыслей, поэтому убедитесь, что у вас есть свободное время, чтобы порассуждать вместе.

Прежде, чем ответить, нужно понять, почему ребенок спрашивает. Зачастую дети не хотят углубляться в технические детали, им просто хочется поговорить на волнующую тему. Недавно мы ездили в автопутешествие по Европе, и на сына свалились сразу четыре страны и разнообразная иностранная речь. Там у него и возник вопрос, почему он не понимает то, что говорят другие люди. Можно было углубиться в дебри, рассказать про то, как тысячи лет развивались и продолжают изменяться языки, или вспомнить библейское предание про Вавилонскую башню, но я вовремя подумала, что ему всего пять лет и ответ должен быть ясным и не научным. И просто рассказала, что в разных странах говорят на разных языках, иногда эти языки совпадают, но чаще всего – нет. Мы нарисовали флаги государств, через которые проезжали, и выяснили, как поздороваться на итальянском, немецком и английском языках. Этой информации оказалось достаточно.

Открывая ребенку мир, увеличиваешь и поток вопросов, и они часто бывают неожиданными.

– Почему у нас нет крыльев, чтобы перелететь через море?

– Куда ударяет солнечный удар?

– Сколько всего туннелей в Альпах?

Помню смущение от того, что ответ про туннели был мне не известен: я тогда впервые поняла, что не могу знать всего, о чем может спросить ребенок. Это оборотная сторона родительства: взрослые стыдятся не знать ответов на многочисленные детские вопросы и могут даже испытывать раздражение, если ребенок особенно настойчив. Хотя нужно всего лишь посмотреть на ситуацию под другим углом и изменить свое отношение к происходящему. Ведь незнание – отличная возможность показать детям, что ответы на вопросы нужно искать, и на первых порах здорово делать это вместе:

- можно отложить разговор на недолгое время: «Дай мне подумать до вечера, и я объясню»; - обратиться к интернету, энциклопедиям и словарям: «Хороший вопрос. К сожалению, я не знаю точный ответ. Давай найдем его вместе»; - взять в библиотеке книгу на нужную тему; - сделать звонок другу: ребенок к тому же узнает, что есть люди, которые являются специалистами в определенных областях.

Пройдет немного времени, и обмен информацией станет взаимным. Живой ум, отличная память, умение схватывать на лету – благодаря всему этому дети однажды начнут учить новому и нас, получив знания из разных книг и от разных людей. Но пока это впереди, мы продолжаем заниматься важным и интересным делом – давать правильные ответы. В моменте это может быть далеко не просто, потому что вопросы становятся сложнее от года к году:

– Куда уходят старенькие люди?

– Почему плачут взрослые?

– Почему эта девочка не хочет со мной дружить?

И от того то, как мы ответим: слукавим, переведя тему, или скажем прямо, спугнем правдой или откроем мир с новой стороны, вызовем слезы или благодарность – зависит, придут ли они за помощью еще раз, наши дети.

Вот так их слушаем, задумываемся и подбираем верные слова. А порой честно признаемся: «Я не знаю». Мой сын в таких случаях отвечает: «Очень жаль». Но и только. Это дает мне право не быть знатоком телевизионной игры «Что? Где? Когда?», зато оставаться членом клуба веселых и находчивых, как тот невозмутимый папа из знаменитого номера пятигорской команды КВН про отца и сына, наряжающих новогоднюю елку. Все-таки он, хотя и в утрированной шуточной форме, ни один вопрос своего сына не оставил без ответа.

текст: Лена Чарлин