Назад ко всем статьям

Школа экстерном: почему я против

Дети – это не родительское продолжение, а вполне самостоятельные личности, но некоторые родители пытаются проиграть в детях собственные нереализованные программы и даже уберечь от ошибок, которые они допустили в собственной жизни. Почему так делать не стоит, даже если очень хочется? 

Ирина Коваленко окончила школу в 15 лет, через месяц отпраздновала свое 16-тилетие, а вместе с ним и зачисление на первый курс престижного медицинского вуза. Все плюсы и минусы образования экстерном героиня испытала на себе. Поэтому, когда ее старший сын, сказал, что хочет последовать примеру мамы и досрочно окончить начальную школу, мама предложила сыну не спешить.

В школу я пошла в 7 лет (день рождения у меня в июле). Никакими выдающимися способностями, кроме страсти к кулинарии, я не отличалась: первый рецепт был придуман мною в 6 лет. К первому классу я худо-бедно умела читать и писать. У моих родителей не было возможности сидеть со мной дома, поэтому я ходила в детский сад, начиная с ясельного возраста. Папа и мама были студентами, а бабушки активно работали. Мама даже не уходила со мной в академический отпуск (она училась в МГУ, который впоследствии окончила с красным дипломом).

В начальной школе я училась практически на одни пятерки. Уроки делала "за 5 минут", сильно не напрягаясь. Комплекса отличницы у меня не было, но как можно было получать четвёрки, и уж тем более тройки, я не понимала, ведь мне учеба давалась очень легко! Как же получилось, что я пошла на экстернат?

У меня есть сестра, она старше меня на 1,5 года. С раннего детства между нами был дух соперничества, мне всегда хотелось догнать и перегнать ее. И вот однажды весной, когда я училась в пятом классе (это был март или даже апрель), папа сказал: «Хочешь, я договорюсь в школе, и ты сможешь сдать программу 6-го класса, а осенью пойти вместе с сестрой в 7 класс?» Что за вопрос, конечно хочу! Так, за 3 месяца я освоила годовую программу, успешно сдала экзамены, и в сентябре мы уже были в одном классе.

Меня все называли вундеркиндом, что было крайне приятно. Но через некоторое время оказалось, что, не имея привычки учиться (заниматься систематично и последовательно), я стала постепенно скатываться в "хорошисты". Дальнейшее обучение, в старших классах, а потом и в институте, оказалось для меня крайне тяжелым. После 8 класса мы с сестрой разошлись по разным спецшколам: она поступила в школу при МАРХИ (Московский архитектурный институт), я перешла в специализированный биолого-математический класс. Уровень учебы здесь был на порядок выше и, несмотря на то, что новую школу я обожала, поднять свой средний балл выше 3,5 я не могла. Так и закончила с кучей троек в аттестате.

Я окончила школу в 15 лет. Летом мне исполнилось 16, и на тот момент я уже была зачислена на первый курс медицинского института. Но первые два года учеба никак не складывались. Иногда я начинала болеть, со мной случались истерики оттого, что я не могу больше ничего запомнить. И лишь на третьем курсе, когда мне исполнилось 18 лет, я почувствовала себя в своей тарелке.

Первые два года в институте мне было очень тяжело учиться. Во-первых, не было привычки к последовательному освоению материала, что мне мешало еще при окончании школы. На первом курсе были дисциплины, освоить которые можно было лишь зубрежкой. Латынь, анатомия.. Ужас! До сих пор с содроганием вспоминаю свои первые сессии! Во-вторых, меня накрыла эйфория от поступления, которая отпустила лишь к концу первого курса. Ну, а в-третьих, сказывалось отсутствие контроля.

Да и потом поступить в 15 лет в ВУЗ - это не очень правильно физиологически. Есть такой раздел медицины - социальная гигиена, которая объясняет, почему именно в возрасте 7 лет ребенок готов к школьному обучению и почему именно 10 лет отводится для освоения базового материала. А я совершила скачок, который моему мозгу был не очень-то нужен. Ладно бы я была каким-то гениальным ребенком, который в 3 года читал, а в 5 доказывал теоремы. Нет, я была самой обычной девочкой, и потому мой 16-летний мозг просто не мог осилить уровень вузовской программы.

Опять же, медицинский институт - это вуз с высокими требованиями к студентам. Поэтому первые два года мне было катастрофически тяжело. Иногда я начинала болеть, со мной случались истерики оттого, что я не могу больше ничего запомнить. Но к 18 годам все устаканилось, как и должно было быть, учись я со своим возрастом. Так, начиная с третьего курса, в моем аттестате нет ни одной четверки, теперь я получала удовольствие от учебы. Красный диплом я не получила именно из-за троек на первом курсе...

В 21 год я окончила 6 курс и у меня было больше возможностей, чем у моих одногодок, устроить свою будущую жизнь в лучшем виде. У меня было множество честолюбивых мечтаний, которым, к сожалению (или к счастью?), не суждено было исполниться из-за рождения детей...

Получив специальность «врач-педиатр», после института я активно занималась научно-исследовательской работой, поступила в одну из престижных ординатур, по неонатологии, и закончила ее, правда, с перерывом на декрет. Так что по специализации я врач-неонатолог. Сейчас работаю по ней дома. У меня 4 детей (11, 7, 5 лет и 1,5 года). Через 2 месяца ждем появления пятого. С момента рождения дочки (третьего ребенка) я уволилась, и с тех пор не работаю.

Я не занимаюсь с детьми по какой-то специальной методике. В свое время все «развивашки» были опробованы на «бедном» старшем ребенке (кубики Зайцева, Монтессори, и т. д.). Но, если честно, эффекта я не увидела. Несмотря на мои постоянные с ним занятия, успехов он не делал. И лишь к пяти годам ситуация изменилась. Сын научился собирать пазлы, читать, правда, начал только к началу первого класса. А сколько было усилий! Рисовал плохо, разве что ЛЕГО увлекся не на шутку, и до сих пор это его основное увлечение (кроме книг). А потом, вдруг (в 7 лет примерно) случился резкий скачок во всех направлениях, и теперь он "впереди планеты всей". Но, опять же, я считаю, что так происходит не благодаря моим с ним занятиям, а вопреки им...

Второй сын, кстати, сам начал читать в 5,5 лет, его никто не учил (разве что буквы мы с ним бегло прошли по обычному букварю, и то, под его давлением), и особо с ним никто не занимался. И в музыке он делает больше успехов, чем старший, с которым мы занимались намного больше. Сейчас второй сын идет в 1 класс, умея уже все, что должен делать к концу учебного года. Но моей заслуги, опять же, тут никакой нет. Я просто стараюсь много им читать обычно, и играю с ними в настольные игры (сейчас, конечно, по обстоятельствам), а остальное они ловят сами.

Старший сын в этом году оканчивает начальную школу. И у него пару лет назад тоже была идея пойти на экстернат. Он воспринимал это как лекарство от скуки. Первые 2 года он трудно учился, именно потому, что ему было легко, он все знал, и скучное хождение в класс его угнетало. Школа была как каторга. При наличии «5» и «4» в дневнике. Но потом поменялась учительница, она его "разглядела" и теперь он - "звезда класса". Постоянно участвует в каких-то конкурсах, олимпиадах, марафонах и ему это нравится. И я очень рада, что его мозг занят, а энергия направлена в мирное русло. Теперь экстернат его не увлекает, потому что у него просто нет времени на скуку.

Изначально я была против идеи с экстернатом, потому что понимаю, что это ему не нужно. Он по темпераменту очень похож на меня. Но я, как женщина, от природы более терпелива, могу выполнить необходимую работу, даже если мне трудно или не очень хочется. А он не слишком усидчивый, и не способный к монотонной работе. Поэтому, если он вдруг столкнется с таким же трудностями в учебе, как и я в свое время, то в силу возраста и характера, он может просто не справиться. Лучше "быть лучшим среди худших", чем, наоборот, в его случае, по крайней мере. Пусть он немного повзрослеет, чтобы быть готовым к более углубленной учебе, тогда будет у него и другая школа, и другие задачи. Но пока он к этому не готов.

Комментарий психолога Марии Баулиной:

maria_baulina.jpgЭкстернат не должен быть лекарством от скуки или средством поднятия самооценки, потому что существует для решения совершенно других задач. Когда ребёнок профессионально занимается музыкой, спортом, и ему нужно поскорее разделаться со школьной программой по математике, чтобы высвободить время для подготовки к Олимпийским играм или к выступлению в консерватории, можно понять его желание перескочить через класс. Но следовать мимолётным капризам ребёнка - всё равно, что вырывать молочные зубы для того, чтобы пораньше выросли коренные. Речевые, пространственные функции, абстрактное мышление и самоконтроль должны созреть, а для этого нужно время. Даже у очень одарённых детей возникают проблемы из-за того, что талант в какой-то одной области сочетается с весьма заурядными способностями в остальных.

Проблемы с самооценкой и со скукой периодически возникают у всех детей, и их можно решать менее радикальными способами. В истории детства Ирины конкуренцию между сёстрами можно было перенести на почву любых внешкольных занятий: они могли бы соревноваться в танцах, шахматах, вышивании крестиком или уборке комнаты. Однако к амбициям сестёр добавились амбиции родителей, и это самый печальный эпизод в подобных историях. Ведь без одобрения и поддержки родителей скачок через класс просто невозможен. Но мамы и папы понимают, какой огромный бонус они получат: репутацию людей, растящих вундеркинда! Не все взрослые могут устоять перед таким соблазном.

Можно только поддержать Ирину в её решении отказаться от экстерната для сына. Однако тезис «быть лучшим среди худших» - не самое удачное обоснование этой позиции. Считая других детей «худшими», родители в подобных ситуациях ориентируются на знания или оценки одноклассников своего ребёнка. А как же их личные качества: способность дружить, придумывать игры, обсуждать волнующие темы? Эти «параметры» очень сильно изменяются год от года, поэтому детям, например, 11 и 12 лет, бывает трудно найти общий язык.

Если ребёнок видит снисходительное отношение родителей к его одноклассникам, он невольно начинает вести себя как непризнанный гений, томящийся в обществе посредственностей. И, даже если это не сказывается на мотивации к учёбе и общении с преподавателями, дружба с одноклассниками ставится под угрозу. Закончив школу, мы забываем об уравнениях и стихах, прочитанных на конкурсе чтецов, и помним именно отношения с ровесниками: общие шалости, влюблённости, ссоры и примирения. Не стоит лишать ребёнка этого огромного пласта жизни ради гипотетических успехов в дальнейшем образовании и карьере.

Если ребёнок скучает в школе, нужно сосредоточиться не только на том, чтобы максимально задействовать его во всех олимпиадах и конкурсах, но и разобраться в том, почему его не радует общение с одноклассниками. Если же говорить в целом о проблематике выбора жизненного пути за своих детей, не стоит перекладывать собственный опыт на жизнь ребенка, как бы родителям не хотелось помочь и сделать жизнь детей, на их взгляд, лучше. Гораздо полезнее смотреть на ребенка как на вполне самостоятельную личность и предлагать ему двигаться по собственному пути, жить свою жизнь, а не исправлять ошибки родителей. В этом случае хрупкий баланс между родительским видением и возможностями ребенка будет сохраняться, не приводя к семейному конфликту, который возникает, если постоянно выдавать желаемое за действительное.

текст: Татьяна Жидкова