Мальчик и медицина

Мальчик и медицина
Наш мальчик (см.фото) заболел. Вчера это еще было в рамочках, но сегодня утром, углядев на градуснике 39,4 (и это после залитой в 6.30 утра дозы нурофена), я резво поскакала вызывать врача. Разумеется, аккурат через 10 минут после того, как я дочитала сказку о царе Салтане, и обессилевший ребенок уснул, раздался звонок в дверь.

Вместо нашей обычной тетушки или заменяющей ее сумасшедшей дуры (простите меня друзья-врачи, но это характеристика человека, а не специалиста) на пороге стоял юноша лет на десять моложе меня и килограмм на двадцать легче.

— Ого! — вырвалось у меня прежде, чем я успела подумать.
— Да, вот так вот! — ответствовал юноша, приглядываясь к моей толстовке со значком радиоактивности и надписью «Осторожно! Работает мозг!» — Меня зовут Сергей Юрьевич, я педиатр.

Вроде не грабитель. Кажись, и вправду из поликлиники, подумала я.

— Иванов Матвей, три года? — спросил юноша, наконец отрываясь от созерцания моей толстовки.
— Мама, хто ета? — раздался заспанный, но бдительный голос из глубин квартиры.
— Проходите, — сказала я обреченно.

Юноша распечатал новехонькие бахилы (не вру!), в ванной уточнил про полотенце, надел маску и прошел к болящему Матвей-Лександрычу.

— Ты хто? — осведомился воспитуемый в уважении к старшим Матвей.
— Матюша, во-первых не хто, а кто, а во-вторых, взрослым надо говорить «Вы».
— Вы чего пришли?

Блин.

— Это врач. Он лечить тебя будет, — проскрипела я, извлекая наследника из-под трех одеял.
— Уколами? — сразу решил расставить точки над «ё» Матвей.
— А это уж как получится... — туманно заметил юноша.

Наш человек, подумала я.

"На что жалуетесь-когда заболел-как спит-ест-дышит-раздевайте ребенка".

— Мама, я не буду раздеваться!
— Ну конечно не будешь. Тебя я раздену. Кудаааа?? Руки прочь от стетоскопа. У тебя свой есть.
— Не хочу свой, хочу дядин. И фонарик! И дышать я не буду! И не дышать тоже!

Фиг с тобой, думала я, глядя на часы. Может еще смогу обратно уложить потом. Под Конька-Горбунка. Он ритмичный и занудный.

— У мальчика герпетическая ангина. Вы что-нибудь слышали про вирус герпеса?
— Немного...- осторожно ответила я. Юноша был симпатичный, и мне не хотелось давить интеллектом, тем более что слушал Матвея он очень внимательно, минут по пять с каждой стороны и дал ему свой фонарик.
— Вирусов герпеса существует несколько типов! — обрадованно начал юноша.

Мое подозрение, что мы — первые в его жизни участкового педиатра пациенты, все крепло.

— Ээээ... — сказала я, когда в речи наступила пауза, — я слегка в курсе дела... Видите ли, мы с мужем молекулярные биологи, вирусологи в некотором роде...

Честное слово, мне его было жалко, и не хотелось расстраивать информацией о том, что его кто-то обманул и на самом-то деле герпетическая ангина к герпесу никакого отношения не имеет, потому как вызывается вирусами Коксаки типа А.

Юноша, тем не менее, не увял, а наоборот радостно сообщил мне: позор не подумать, что мои проблемы с суставами могут быть от герпеса.

— Ну, раз вы все знаете, давайте я расскажу вам, что надо делать. Итак, поить, температуру выше 38,5 сбивать, горло полоскать мирамистином. Только его разбавить надо. Я вот вам сейчас все напишу на бумажке, вам надо разбавить продажный раствор в десять раз. Это вы возьмете пузырек и стакан. В стакане 250 мл...

Он посмотрел на меня и осекся.

— Сообразим, — сказала я.

— Ну что, Матвей, мороженое любишь? — решил прервать неловкое молчание и заодно отвлечь от своего фонарика болящего мальчика Сергей Юрьевич.

Вот это было зря сказано. Мальчик не спал днем, долго температурил и был занудлив и капризен.

— Мамаааааа! Я хочу мороооженое! Клубничное! И белое! И шоколадное!
— Заяц, вот ты выздоровеешь — и мы с тобой вместе выберем и купим любое мороженое.
— Неееет! Я хочу сейчаааааас! Мамаааааа! Я хочу мороженое! АААААААААААаа! Ыыыыы!


Дальнейшая наша беседа проходила под заунывные вопли о мороженом и монотонный рев.

— А вот... температура... Большая и не сбивается особо... А нурофен уже два раза пили... Вы бы мне не могли схему расписать, чем сбивать, а то страшновато?
— Ну вот нурофен можно четыре раза в сутки. И цефекон. Это анальгин, хорошая штука.
— Разве анальгин? Не парацетамол?

Я готова была откусить себе язык.

— Вроде анальгин. Я вот в клинике работал... Мы там анальгин часто... Я знаю, что это сейчас немодно, но осложнений я не видел, а помогало...

Попросил комп. Залез в Яндекс.

— Хм.. Действительно парацетамол. Вы правы...

Кажется, он даже покраснел.

— Это ничего, — сказала я. — Я в анальгин весьма себе верю. Значит, цефекон можно еще, да? Спасибо.
— Тогда я вам сейчас все напишу, — сказал юноша. Он растерянно обернулся в поисках ручки, вытащил ее из Матюхиных штанов и начал строчить в карте.

— Вам все понятно? Достаточно разборчиво написано? — спросил он,

Ровнейшим школьным почерком там был поставлен диагноз и записаны назначения. Я продолжала фигеть. Даже если мы первые у него.. Черт побери, а?!

— Давайте я еще живот прощупаю на всякий случай. Селезенку. Матвей, снимай майку.

Матвей забеспокоился.

— Мама, у меня в животе селедка? Почему?
— Не селедка, а селезенка. Орган такой. Кровь вырабатывает.
— Зеленка? А почему?
— Да не зеленка, а селезенка!
— А она плавает?
— Кто????
— Селедка!
— Какая селедка? Тьфу! Матюха, это орган такой. Вот есть нога, есть рука, а есть селезенка. Просто она у тебя внутри и ее не видно. Вот сердечко твое ты тоже не видишь, а оно бьется.
— И селедка бьется?

Сергей Юрьевич слушал нас со слегка обалдевшим видом.


— В понедельник на прием, если лучше станет, — хихикая, сказал он.

Использованные бахилы наш новый педиатр собрался унести с собой в кулаке. Нет, мы точно у него были первые. Благодарила я его от всей души. Он потратил на нас минут сорок, не меньше. Наш мальчик, кстати, так и не уснул обратно. Паразит.

Вечером нам пришлось воспользоваться предложенной Сергеем Юрьевичем схемой.

— Нурофен не помогает. Давай свечку вставим, — предложила я мужу.

Матвей очень обрадовался.

— И зажжем ее! — завопил он.

Мы с Сашкой поперхнулись. «Конечно ем. А вы их что, в попу засовываете?»

— Матюшенька, эти свечки не чтобы зажигать... — осторожно начал Саня.
— Ты будешь свечку ставить в мой канделябр?

Бедные родители... Проржавшись, совершили "акт вандализьму". Слегка удивленный Матвей еще раз уточнил насчет зажечь.

— Внутренний свет пусть освещает дорогу жизни! — изрек папа.

Я представила... Даааа....

Мальчик попил водички, выслушал три песенки из мультиков в моем исполнении и наконец угомонился. А мы пошли приходить в себя после трудного дня.


Читайте также:
Пять фактов о детском кашле
Синдром "часто болеющий ребенок"
Грипп, простуда, ОРВИ: что делать и чего не делать






Беременность
и роды
до 2 лет 2-4 года 5-6 лет 7-9 лет 10-12 лет от 12 лет
Регистрация